Как убивали Бандеру


Конец 1950-х годов. Агент советской разведки Богдан получает задание устранить руководителя украинского националистического движения Степана Бандеру, проживающего в Мюнхене. Исполнитель летит в Германию, где накануне акции знакомится с красавицей Инге. Между молодыми людьми внезапно разгорается бурный роман. Руководители операции обеспокоены: не подослана ли девушка сорвать план ликвидации преступника? Но Богдан уверяет куратора, что предусмотрел все детали и готов к работе. Однако в момент покушения он неожиданно совершает непростительную ошибку…

Записки непутевого резидента, или Will-o’- the-wisp


Михаил Любимов

Записки непутевого резидента, или Will-о’ — the-wisp

Мемуар-роман с восемью командировками

Подмиг разведчика

Большевики, как известно, люди особого склада. Поскольку они знали только одну партию и путь к успеху при их власти был только один, то казалось нормальным, что герои эпохи кроятся только из особого материала. Адмиралы, чекисты, сталевары… К некоторым фигурам этого героического мемориала Михаил Любимов прислоняется с загадочной улыбкой. «Сталевар» греет душу анкетным пунктом: «из рабочих», хотя всего-то — отец героя, подавшись когда-то в Москву с Тамбовщины, сколько-то послесарничал, пока не прибился в ЧК. «Чекисты», таким образом, из безвестных героев делаются для будущего разведчика родней. «Адмиралы» в его воображение вплывают из рано прочитанного Новикова-Прибоя: прочти (или посмотри) он вовремя что-то другое, в его воображение ворвались бы конники, пограничники, летчики-пилоты, пушки-пулеметы… но все равно это были бы л…

И ад следовал за ним: Выстрел


Алекс Уилки, советский разведчик-нелегал, попадает в английскую тюрьму, где проводит несколько лет. На родине тем временем происходит перестройка, международный климат смягчается, и Алекса неожиданно выпускают на волю. Происходит его встреча с неизвестным, который предлагает ему выехать в Москву. Облик столицы и нравы жителей неузнаваемо изменились — это поражает Алекса. К тому же он замечает за собой наружное наблюдение, чувствует себя окруженным врагами. Встречи с бывшими коллегами не проясняют дела, наоборот, Алекс все больше запутывается и не может найти выхода…

Гуляния с Чеширским Котом


«Мемуар-эссе об английской душе» — так определил жанр своей книги М.Любимов. В основу этого живо и занимательно написанного повествования об Англии легли не только личные наблюдения автора, но и «океан литературы», куда, по его признанию, он «окунулся с головой», в результате чего и родилась эта «глубоко антинаучная, но искренняя книга», которая наверняка будет интересна не только читателям, чье знакомство со своеобразным миром обитателей Британских островов состоится впервые, но и тем, кто захочет пополнить свои знания.

Операция ‘Голгофа’ секретный план перестройки


Любимов Михаил

Операция ‘Голгофа’ секретный план перестройки

Михаил Любимов

Операция «Голгофа» секретный план перестройки

В тот мрачноватый февральский вечер 1983 года я смотрел телевизор. Время тогда было спокойное, хотя и проникнутое сдержанными ожиданиями: в ноябре 1982 года умер Леонид Ильич и Юрий Владимирович Андропов был избран Генеральным секретарем ЦК.

Раздался телефонный звонок — за день их хватало, — но когда я взял трубку и услышал голос собеседника, то почувствовал смутное волнение.

— Добрый вечер, Михаил Петрович, не узнаете? — раздалось в трубке.

— Извините, не узнаю, — ответил я сухо (не люблю, когда не представляются).

— Неужели вы не помните свои аналитические записки с прогнозами? Собеседник выдержал паузу, дав мне возможность оправиться от шока.

— Юрий Владимирович?! Вы?!

…Еще бы мне не помнить эти злосчастные аналитические записки, с них все и началось! В 1980 году я возглавлял отдел прогнозир…

И ад следовал за ним


И ад следовал за ним

Михаил Петрович Любимов — бывший сотрудник разведки, работавший многие годы за границей, кандидат истори­ческих наук, автор нескольких пьес.

Все имена, места, образы и события в этой книге являются художественным вымыслом, и любое сходство с действительными ситуациями, умершими или живыми людьми объясняется чистой случайностью.

«Двух станов не боец, но только гость случайный,За правду я бы рад поднять мой добрый меч,Но спор с обоими досель мой жребий тайный,И к клятве ни один не мог меня привлечь…»А. К. ТолстойThe soul of the spy is somehow the model of us all[1].Jacques Barzun

Вместо предисловия

СССР, Москва, Тверской бульвар, 23, Михаилу ЛЮБИМОВУ, эсквайру.

Дорогой сэр!

Памятуя наши плодотворные дис­куссии о сокращении разведывательной деятельности противостоящих блоков, я рискнул прибегнуть к Вашей помощи по од­ному весьма щепетильному вопросу. Месяц на…