Морок над Инсмутом (Повести, сонеты)


Лавкрафт Г. Ф. Морок над Инсмутом: Повести, сонеты / Пер. с англ. — СПб.: Азбука-классика, 2004. — 352 с. ISBN 5-352-00777-4

 

Три повести и цикл сонетов мастера литературных ужасов — автора, не опубликовавшего при жизни ни одной книги, но ставшего маяком и ориентиром целого жанра. Сам Борхес восхищался его рассказами, в которых место человека — на далекой периферии вселенской схемы вещей, а силы надмирные вселяют в души неосторожных священный ужас.

Девушка из золотого атома (сборник)


В настоящий сборник вошли рассказы американских писателей-фантастов. Читатели вместе с героями посетят необычные планеты, задумаются над тайнами и загадками человеческой психики. И, конечно, встретят на страницах этой книги романтическую любовь, которой нам так не хватаете в наше время. Содержание: 1. Рэй Каммингс: Девушка из золотого атома (Перевод: А. Баранов) 2. Хьюго Гернсбек: Смертельный разряд (Перевод: А. Баранов) 3. Филипп Баршофски: Доисторическая ночь (Перевод: А. Баранов) 4. Лесли Ф. Стоун: Завоевание Голы (Перевод: А. Баранов) 5. Джоанна Расс: Больше никаких сказок (Перевод: А. Баранов) 6. Кларк Эштон Смит: Город поющего пламени (Перевод: А. Баранов) 7. Абрахам Меррит: Три строки на старофранцузском 8. Стенли Вейнбаум: Марсианская одиссея 9. Стенли Вейнбаум: Лихорадка (Перевод: А. Баранов) 10. Стенли Вейнбаум: Очки Пигмалиона (Перевод: А. Баранов) 11. Френсис Стивенс: Остров-друг (Перевод: А. Баранов) 12. Фрэнсис Флагг: Супермен доктора Джукса (Перевод: А. Баранов) 13. Эдгар Райс Берроуз: Большой Джим (Перевод: А. Баранов) 14. Эдмунд Гамильтон: Остров безумия (Перевод: А. Баранов) 15. Говард Филипс Лавкрафт: Ночь кошмаров (Перевод: А. Баранов) 16. Роберт Силверберг: Оседланные (Перевод: А. Баранов) 17. Мюррей Лейнстер: Вот что неприятно (Перевод: А. Баранов) 18. Пол Андерсон: Царица небес (Перевод: А. Баранов) 19. Джордж Аллан Энгланд: Мрак и рассвет (Перевод: А. Баранов) Оформление художника А. Г. Звонарева

Пепел


Г. Ф. Лавкрафт не опубликовал при жизни ни одной книги, но стал маяком и ориентиром целого жанра, кумиром как широких читательских масс, так и рафинированных интеллектуалов, неиссякаемым источником вдохновения для кинематографистов. Сам Борхес восхищался его рассказами, в которых место человека — на далекой периферии вселенской схемы вещей, а силы надмирные вселяют в души неосторожных священный ужас.

Данный сборник, своего рода апокриф к уже опубликованному трехтомному канону («Сны в ведьмином доме», «Хребты безумия», «Зов Ктулху»), включает рассказы, написанные Лавкрафтом в соавторстве. Многие из них переведены впервые, остальные публикуются либо в новых переводах, либо в новой, тщательно выверенной редакции. Эта книга должна стать настольной у каждого любителя жанра, у всех ценителей современной литературы!

Слепоглухонемой


Г. Ф. Лавкрафт не опубликовал при жизни ни одной книги, но стал маяком и ориентиром целого жанра, кумиром как широких читательских масс, так и рафинированных интеллектуалов, неиссякаемым источником вдохновения для кинематографистов. Сам Борхес восхищался его рассказами, в которых место человека — на далекой периферии вселенской схемы вещей, а силы надмирные вселяют в души неосторожных священный ужас.

Данный сборник, своего рода апокриф к уже опубликованному трехтомному канону («Сны в ведьмином доме», «Хребты безумия», «Зов Ктулху»), включает рассказы, написанные Лавкрафтом в соавторстве. Многие из них переведены впервые, остальные публикуются либо в новых переводах, либо в новой, тщательно выверенной редакции. Эта книга должна стать настольной у каждого любителя жанра, у всех ценителей современной литературы!

Ползучий хаос


Г. Ф. Лавкрафт не опубликовал при жизни ни одной книги, но стал маяком и ориентиром целого жанра, кумиром как широких читательских масс, так и рафинированных интеллектуалов, неиссякаемым источником вдохновения для кинематографистов. Сам Борхес восхищался его рассказами, в которых место человека — на далекой периферии вселенской схемы вещей, а силы надмирные вселяют в души неосторожных священный ужас.

Данный сборник, своего рода апокриф к уже опубликованному трехтомному канону («Сны в ведьмином доме», «Хребты безумия», «Зов Ктулху»), включает рассказы, написанные Лавкрафтом в соавторстве. Многие из них переведены впервые, остальные публикуются либо в новых переводах, либо в новой, тщательно выверенной редакции. Эта книга должна стать настольной у каждого любителя жанра, у всех ценителей современной литературы!

Две черные бутылки


Г. Ф. Лавкрафт не опубликовал при жизни ни одной книги, но стал маяком и ориентиром целого жанра, кумиром как широких читательских масс, так и рафинированных интеллектуалов, неиссякаемым источником вдохновения для кинематографистов. Сам Борхес восхищался его рассказами, в которых место человека — на далекой периферии вселенской схемы вещей, а силы надмирные вселяют в души неосторожных священный ужас.

Данный сборник, своего рода апокриф к уже опубликованному трехтомному канону («Сны в ведьмином доме», «Хребты безумия», «Зов Ктулху»), включает рассказы, написанные Лавкрафтом в соавторстве. Многие из них переведены впервые, остальные публикуются либо в новых переводах, либо в новой, тщательно выверенной редакции. Эта книга должна стать настольной у каждого любителя жанра, у всех ценителей современной литературы!

Инсмутская глина


Г. Ф. Лавкрафт не опубликовал при жизни ни одной книги, но стал маяком и ориентиром целого жанра, кумиром как широких читательских масс, так и рафинированных интеллектуалов, неиссякаемым источником вдохновения для кинематографистов. Сам Борхес восхищался его рассказами, в которых место человека — на далекой периферии вселенской схемы вещей, а силы надмирные вселяют в души неосторожных священный ужас. Данный сборник включает рассказы и повести, дописанные по оставшимся после Лавкрафта черновикам его другом, учеником и первым издателем Августом Дерлетом. Многие из них переведены впервые, остальные публикуются либо в новых переводах, либо в новой, тщательно выверенной редакции. Эта книга должна стать настольной у каждого любителя жанра, у всех ценителей современной литературы!