Опасные видения (сборник) (ЛП)


Рассказы из опубликованной в 1967 году антологии «Dangerous Visions», составленной Харланом Эллисоном.

 

Берег динозавров [Империум. Берег динозавров. Всемирный пройдоха]


Шестой выпуск серии «Зарубежная фантастика» содержит произведении Кейта Лаумера, ранее на русском языке автор не издавался.

Переводчики не указаны. Роман «Всемирный пройдоха» в переводе М. Гилинского (сравнение текстов с другими изданиями, где указано, что он переводчик).

 

Избранное


В первый том «Библиотеки популярной зарубежной фантастики» включены произведения известного американского фантаста К. Лаумера: романтическая повесть «Жил-был великан», сборник рассказов «Следы во времени» и, пожалуй, лучший его роман «Берег динозавров».

Настоящий том является первым на русском языке собранием произведений этого автора.

Для творческой манеры писателя характерны мягкий юмор и внимание к нравственным аспектам человеческого падения.

Содержание:

Жил-был великан

Дьявол, которого не ждали

Похитители во времени

Чужое небо

Разум вне времени

Берег динозавров

Укротитель времени (сборник)


В настоящий сборник американского писателя-фантаста Кейта Лаумера вошла трилогия о похождениях отважного и неунывающего Лафайета О’Лири — «Укротитель времени», «Затерявшийся в мирах» и «Похититель тел». Лафайет О’Лири, бывший гражданин США, бывший бедный чертежник, живший в комнатах типа вонючей конюшни, попадает в сказочное королевство Артезия, точнее, в параллельный мир, а еще точнее, в умопомрачительно уморительное приключение в параллельных мирах, которые контролирует Центральная… Двухголовый великан и его ручной дракон, злобный лжекороль и бюрократы Центральной — никто из них не остановит доблестного сэра О’Лири на пути к прекрасной Дафне…

Космический шулер. Ретиф


Кейт Лоумер — американский дипломат, военный летчик, писатель, автор более тридцати книг, выдающийся мастер юмористической фантастики, до сих пор малоизвестный русскоязычному читателю.

В настоящую книгу вошли роман «Космический шулер» и цикл рассказов о Дипломатическом Корпусе Земли, представляющие читателям двух самых популярных лоумеровских персонажей — Ретифа и Лафайета О’Лири — и повествующие об их совершенно невероятных приключениях.

Ралли «Конская голова» (сборник)


Хогбены, Ретиф, Бел Амор, Грегор и Арнольд


Хогбены, Ретиф, Бел Амор, Грегор и Арнольд

Генри Каттнер. Хогбены

Военные игры

Я раньше как думал: армейская жизнь – это маршируй себе с винтовкой в руках да форму носи. В общем, сначала-то я обрадовался, что выберусь с холмов нашего Кентукки, потому как решил, что смогу поглядеть на мир, а то, может, и чего поинтереснее со мной приключится.

С тех пор как пристукнули последнего из Флетчеров, у нас в Пайни наступила скука жуткая, да и дядюшка Элмер все ныл, что вот зачем, мол, он прикончил Джареда Флетчера, ведь тот был последним из клана и не с кем ему теперь будет драться. После этого дядюшка по-серьезному пристрастился к кукурузной браге, и нам приходилось гнать самогонку сверхурочно, чтобы выпивка у него не кончалась.

Однакось учитель из Пайни всегда мне твердил: любую трепотню следует зачинать с самого начала. Так я, пожалуй, и поступлю. Только не знаю я, где это самое начало. Наверное, оно пришлось на тот день, когда я получил письмо с надпис…

Искатель, 1997 № 09


ИСКАТЕЛЬ 1997

Выпуск № 9

Сергей ВЫСОЦКИЙ

«ПРОВАЛЬНОЕ ДЕЛО»

Повесть

Все события в романе выдуманы.

Любые аналогии неправомерны.

Автор

Пролог

Семнадцатый!

Загорелый до черноты мальчишка лет десяти добавил еще один камешек в горку камней, возвышавшуюся на траве у церковной ограды.

— Это не «мерс»! — запротестовал второй мальчик, провожая взглядом запыленную потрепанную автомашину, промчавшуюся но шоссе в сторону Луги.

— «Мерс-200», семьдесят восьмого года! — авторитетно изрек загорелый и хотел добавить в свою горку еще один камешек, но заметив, что приятель следит за ним, запустил камень в стайку воробьев, расклевывающих кусок булки на асфальте.

— Жулишь, Сенечка! — вынес свой приговор приятель. Он был блондин и, наверное, поэтому совсем не загорел. А может быть болел на бледных впалых щеках алел нездоровый румянец, и большие голубые глаза неестественно блестели. Перед ним лежали…