Франкенштейн: Мертвый город (ЛП)


Бушует война против человечества. Когда небольшой городок Рэйнбоу Фоллс, штат Монтана, попадает в осаду, уцелевшие жители, разбросанные по всему городу, сплочаются для того, чтобы выступить против существ, разгуливающих по нашему миру. Когда они будут готовы к битве против ошеломляющего количества странного, то узнают о том, что Виктор Франкенштейн намерен реализовать нигилистический план, чтобы перекроить будущее — и об ужасающем распространении его мрачных, могущественных помощников.

Теперь добро вступит в последнее, решающее противостояние. В момент кульминации, которая превзойдет все ожидания, их судьбы и судьба человечества висит на волоске.

Захватывающая серия «Франкенштейн» Дина Кунца переписывает классическую легенду о дьявольском тщеславии и горестном возмездии для нового века и новой эпохи. Мастер саспенса представляет незабываемый роман, который одновременно и захватывающее приключение само по себе, и завораживающий финал его саги о современных монстрах, находящихся среди нас.

Врата Ада


Земля становится ареной, на которой скрещиваются временные и вероятностные потоки. Между пришельцами — не знающими жалости людьми-ящерицами из другой галактики — и землянами из далекого будущего начинается яростная схватка. Гомункулус из пробирки несет в себе черты супермена-разрушителя и неудачника-спасителя. Что же возобладает в нем в конце концов? От этого зависит само существование людей и жизнь на планете Земля.

Темные реки сердца


Загадочного человека, сменившего имя, уничтожившего все документы, свидетельствовавшие о его прошлом, разыскивает таинственное и беспощадное Агентство. А он в это время увлечен поисками женщины, с которой был знаком всего лишь один вечер. Внезапно вспыхнувшее чувство заставляет его безрассудно устремиться навстречу смертельной опасности.

Город (сборник)


Кто бы мог подумать, что зловещий клубок преступлений, совершаемых уже столько лет подряд, когда-либо удастся распутать? А самое удивительное, что способностью ухватиться за роковую нить этого клубка некая загадочная и, несомненно, высшая сила наделила восьмилетнего мальчонку-пианиста Иону, открывшего для себя и других музыку, изгоняющую дьявола. Любовь и верность близких и друзей помогли ему остаться в живых, когда бездна у его ног уже разверзлась. Кроме радостей и горестей реальной жизни, ему в полной мере дано было познать магию света и магию тьмы… Впервые на русском языке!

До рая подать рукой (сборник)


Дин КУНЦ

До рая подать рукой

ДО РАЯ ПОДАТЬ РУКОЙ

Эта книга посвящается Ирвину Эпплбауму, который поощрял мое стремление «поехать на поезде в те места, куда поезда не ходят», и, как издатель и как человек, вернул мне утерянную веру в издательскую индустрию, или бизнес, или причуду, или… уж не знаю, как это назвать, и Трейси Дивайн, моей редакторше, которая никогда не паниковала, если, уже опоздав к намеченному сроку, я вдруг просил еще время, чтобы в сороковой раз выправить рукопись. Ее редакторский глаз замечал малейшие недочеты, работа с ней, на любом этапе, приносила мне только радость…

Она наверняка подумает, что это посвящение слишком уж многословно и его следует, сократить. Что ж, на этот раз я с ней не соглашусь.

Юмор — это эмоциональный хаос, вспоминаемый в спокойной обстановке.

Джеймс Тарбер

Смех сотрясает Вселенную, выворачивает и открывает ее душу.

Фантомы. Ангелы-хранители


Дин КУНЦ

ФАНТОМЫ

ФАНТОМЫ 

Эта книга посвящается той,

которая всегда рядом, той,

которая все принимает близко к сердцу, той,

которая все понимает, той,

подобной которой не существует:

Герде,

моей жене и моему лучшему другу.

 Часть I.

ЖЕРТВЫ

Объял меня ужас и трепет и потряс все кости мои.

Книга Иова, 4:14

Цивилизованный человеческий дух… не в состоянии избавиться от ощущения что в мире существует нечто сверхъестественное.

Томас Манн. Доктор Фауст

 Глава 1.

В ПОЛИЦЕЙСКОМ УЧАСТКЕ

Где-то в отдалении раздался и мгновенно стих пронзительный вопль. Кричала женщина.

Пол Хендерсон, помощник шерифа, оторвался от журнала «Тайм» и насторожился, прислушиваясь.

В лучах солнца, настолько ярких, что казалось, они пронзают саму раму окна, мед…

Невинность


Дин Кунц

Невинность

Великая красота редко уживается с великой добродетелью.

Петрарка. «О средствах против превратностей судьбы»

Dean Koontz

Innocence

Copyright © 2014 by Dean Koontz Published by arrangement with Prava i Perevodi and Lennart Sane Agency AB

Разработка серийного оформления Сергея Власова

Иллюстрация на переплете художника Михаила Петрова

© Вебер В., перевод на русский язык, 2014

© Издание на русском языке, оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2014

Часть первая

Девушка, которую я встретил под фонарем у Чарльза Диккенса

1

Избежав одного пожара, я ожидал другого. Не боялся подступающих языков пламени. Пожар – это свет и тепло. Всю нашу жизнь каждый из нас нуждается в тепле и ищет свет. Я не мог бояться того, в чем нуждался и что искал. Для меня загореться – всего лишь ожидание неизбежного конца. Этот дивный мир, полный красоты, очарования и света, будил во мне только один вполне т…

Интерлюдия Томаса


ДинКунц

ИнтерлюдияТомаса

Часть 1

К югу от Мунлайт-Бей

Ох! Они слишком прекрасны, чтобы жить! Слишком, слишком прекрасны.

Чарльз Диккенс. «Жизнь и приключения Николаса Никльби»

Глава 1

Говорят, все дороги ведут домой, если хочется туда попасть. Мне не терпится вернуться домой, в городок Пико Мундо и пустыню, посреди которой он процветает, но дороги, похоже, ведут меня от одного ада к другому.

С переднего пассажирского сиденья «Мерседеса», через боковое окно, я наблюдаю за звездами, которые, кажется, застыли на месте, но на самом деле они перемещаются и уходят. Они вроде бы вечные, но на самом деле всего лишь солнца, которые однажды погаснут.

Сторми Ллевеллин в детстве потеряла мать, Кассиопею. Я потерял Сторми, когда нам было по двадцать лет. Одно из северных созвездий называется Кассиопея. Ни одна группа далеких звезд не зовется Сторми.

Ночью я могу видеть тезку Кассиопеи высоко над головой, а Сторми вижу только в пам…

Шорохи


Дин Кунц

Шорохи

Часть I

Живые и мертвые

Силы, воздействующие на нашу судьбу, формирующие наш характер, – как шорохи в ночи: так же тревожны, властны и неразличимы.

Чарльз Диккенс

Глава 1

На рассвете во вторник Лос-Анджелес пережил первый слабый толчок. В окнах задребезжали стекла; зазвенели подвешенные к карнизам колокольчики – но не от ветра. В некоторых квартирах с полок попадала посуда.

В утренние часы радио постоянно передавало информацию о землетрясении. К концу времени пик эта новость отошла на третий план: ее оттеснили репортажи о террористических актах в Риме и отчет о столкновении пяти автомашин на магистрали Лос-Анджелес – Санта-Моника. Почему бы и нет? Ведь не рухнуло ни одно здание. К полудню лишь горстка лосанджелесцев (большей частью из переехавших сюда в последние годы) все еще считала это событие достойным небольшого обсуждения за обедом.

* * *

Человек в дымчато-сером фургоне марки «Додж» даже не почувствовал толчка. В эт…

Тьма под солнцем (ЛП)


Дин Кунц

Тьма под солнцем

1

Я был Смертью, собирающей жизни. Я знал, что мое предназначение велико. Тогда я еще убивал одного зараз, одного зараз, одного зараз. Если бы череда моих убийств была музыкой — а они и были музыкой для меня — вы могли бы совершенно справедливо назвать их самой простой народной песней. Но в моих намерениях было создать симфонию смерти, нетленную оперу террора.

Затем случайная встреча неожиданно привела меня к пониманию того, как мне сдержать обещание, высвободить весь свой потенциал, создать по-настоящему запоминающиеся крещендо разрушения, я должен убивать семьи целиком, сначала использовать их, как мне захочется, а затем уничтожать. Убивая очередную семью, я убивал и себя самого как заслуживающего смерти.

Вдохновение может прийти из самых непредсказуемых истоков. Ребенок указал мне путь.

Из дневника Олтона Тернера Блэквуда

1989

Когда за неделю до своего одиннадцатого дня рождения Хоуи Дугли вскара…