Полет Жирафа


Феликс Кривин — давно признанный мастер сатирической миниатюры. Настолько признанный, что в современной «Антологии Сатиры и Юмора России XX века» ему отведён 18-й том (Москва, 2005). Почему не первый (или хотя бы третий!) — проблема хронологии. (Не подумайте невзначай, что помешала злосчастная пятая графа в анкете!).

Наш человек пробился даже в Москве. Даже при том, что сатириков не любят повсеместно. Даже таких гуманных, как наш. Даже на расстоянии. А живёт он от Москвы далековато — в Израиле, но издавать свои книги предпочитает на исторической родине — в Ужгороде, где у него репутация сатирика № 1.

На берегу Ужа (речка) он произрастал как юморист, оттачивая своё мастерство, позаимствованное у древнего Эзопа-баснописца. Отсюда по редакциям журналов и газет бывшего Советского Союза пулял свои сатиры — короткие и ещё короче, в стихах и прозе, юморные и саркастические, слегка грустные и смешные до слёз — но всегда мудрые и поучительные. Здесь к нему пришла заслуженная слава и всесоюзная популярность. И не только! Его читали на польском, словацком, хорватском, венгерском, немецком, английском, болгарском, финском, эстонском, латышском, армянском, испанском, чешском языках. А ещё на иврите, хинди, пенджаби, на тамильском и даже на экзотическом эсперанто! И это тот случай, когда славы было так много, что она, словно дрожжевое тесто, покинула пределы кабинета автора по улице Льва Толстого и заполонила собою весь Ужгород, наградив его репутацией одного из форпостов юмора.

 

Пеший город


«Птицы бывают большие и маленькие. Есть птицы маленькие на работе, но зато большие у себя в семье. Есть птицы большие на работе, но в семье все-таки маленькие. И только птенцам приходится хуже всех, потому что они маленькие всюду.» «Вот она, наша жизнь, — только и успел подумать он, — она похожа на палку и хотя имеет один конец, но этим концом достает каждого.» «Делая добро, не оставляй отпечатков пальцев: мало ли чем твое добро обернется.»

Жизнь с препятствиями


Кривин Феликс Давидович

Жизнь с препятствиями

Доля шутки — доля правды

У каждой шутки доля правды — такая же, как у правды, нелегкая судьба. У каждой, которая связывает свою судьбу с правдой. Зачем?

Зачем ей, беспечной дочери вымысла, брать на себя чужие заботы? Зачем связываться с правдой, которая зачастую не приносит радости — ей, приносящей всем только радость?

Правду хотя и уважают, но многие недолюбливают. А шутку любят все, хотя особого уважения к ней не питают.

Вот тут-то и соединяются любовь и уважение, которыми издавна пользуется юмористическая и сатирическая литература. Если больше шутки — юмористическая, если больше правды — сатирическая…

Две неравные части, две равные участи. Две доли в — разных значениях: доля-часть, вырастающая в долю-участь.

И тут не забыть бы еще одно родственное слово: участие. Участие — со-действие и участие — со-чувствие.

Впрочем, такие времена никогда не настанут. Сатире смелость будет ну…

В стране вещей


Феликс Давидович Кривин

В стране вещей

Путешествие в страну вещей

(вместо предисловия)

В доме все спало, только часы тикали на стене. У меня, почему-то пропал сон, я лежал, прислушивался к ночным звукам и гадал, скоро ли утро.

— Тик-так, тик-так, — выстукивали часы.

Голос их казался усталым, безрадостным. А когда я вслушался в него хорошенько, то оказалось, что говорили часы вовсе не «тик-так».

— Ох-ах, ох-ах, ох-ах! — Это я теперь ясно слышал.

А потом Часы заговорили по-настоящему.

— Ох и жизнь каторжная! — жаловались они. — Круглые сутки покоя не знаешь, бегаешь, суетишься, а тут еще гирю эту подвесили — для чего, спрашивается? Без нее бы небось легче было!

Я думал, что Часы разговаривают сами с- собой. Но оказалось, у них был собеседник. Этажерка, стоявшая под ними, проскрипела:

— Не волнуйтесь, я вам помогу, я вас сейчас освобожу от гири.

«Как же она освободит их? — подумал я и тотчас вспомнил: — Ну, д…

Сказки, добытые из-под земли


СКАЗКИ, ДОБЫТЫЕ ИЗ-ПОД ЗЕМЛИ

Чего только нет у нас на земле!

А когда-то, давным-давно, на земле очень многого не было.

Не было чайников, карандашей, велосипедов, телевизоров, а также и многих других предметов, которые мы теперь называем предметами первой необходимости.

Ну, раз на земле ничего этого не было, пришлось добывать из-под земли. Со временем люди этому научились.

Сначала добывали чайники, сковородки, ключи, а потом паровозы и пароходы…

Самолёты и звездолёты…

Космические корабли летают в космос, но добыли-то их из-под земли!

Правда, не в готовом виде.

В готовом виде под землёй даже простого гвоздя не найдёшь — разве что его сначала туда зароешь.

Под землёй всё в неготовом виде. Велосипеды, сковородки, телевизоры, киноаппараты под землёй в неготовом виде — в виде полезных ископаемых.

Почему полезных?

Почему ископаемых?

Потому что приходится много земли ископать, чтобы …

Прабабушка наша Вселенная


Кривин Феликс Давидович

Прабабушка наша Вселенная

ЧТО МЫ ЗНАЕМ О НАШЕЙ ПРАБАБУШКЕ?

Земля у нас очень большая. Но небо больше нашей Земли. Потому что на нём помещается Солнце, которое больше нашей Земли, и звёзды, которые больше нашей Земли, и даже наша Галактика, в которой помещается и Земля, и Солнце, и столько звёзд, что их никто за всю жизнь не сосчитает.

Такое большое у нас небо. Но оно ещё не самое большое. Самая большая у нас — наша Вселенная. Потому что в ней помещаются и небо, и все галактики, и вообще всё, что существует в природе. Всё, что существует в природе, как раз и составляет нашу Вселенную.

Когда ты идёшь по улице, ты, конечно, идёшь по улице, но, кроме того, ты ещё идёшь по Вселенной. Потому что нет в мире такой улицы, которая не находилась бы во Вселенной.

Итак, Вселенная у нас самая большая, крупнее её вообще ничего нет. И она у нас самая старая, потому что старше её никого нет. Даже наша Галактика, которая состоит из очен…

Рассказ о говорящей собаке


Рассказ о говорящей собаке

и другие веселые истории

Предисловие

Я уверен, друзья мои, что вы не раз обращали внимание на одно любопытное явление. Открываете вы литературно-художественный журнал — или «Юность», или, скажем, «Москву», или «Пионер» — и находите отдел сатиры и юмора. Находите вы его сразу, потому что он, как правило, занимает одно и то же место — самое последнее. Так уж повелось, что веселые произведения печатаются в конце.

Авторам юмористических рассказов, фельетонов и эпиграмм впору бы и обидеться. Выходит, что серьезные редакторы серьезных журналов полагают, что сатира и юмор дело последнее.

Однако писатели — сатирики и юмористы — ничуть не обижаются. И знаете почему? Потому что очень часто, получив свежий номер журнала, читатели начинают его читать с конца.

И в этом нет ничего удивительного. В самом деле, почему перед серьезным чтением не зарядиться дозой хорошего настроения? Это никогда никому не мешало.

Бывают, конечн…

Юмор серьезных писателей


ЮМОР СЕРЬЕЗНЫХ ПИСАТЕЛЕЙ

Предположим, что вас, читатель, проглотил крокодил. Ваши действия?

Конечно, крокодилы в России не водятся, а если водятся, то исключительно в переносном смысле. Но если отвлечься от смыслов, а просто ответить на вопрос: крокодил проглотил — что будем делать дальше?

Можно заявить в милицию, но ведь какая попадется милиция. С иной не только насидишься в крокодиле, но и в других неблагоприятных местах. Можно написать в газету или еще в какую-нибудь организацию…

И совсем по-другому поступил Иван Матвеевич в повести, которая так и называется: «Крокодил». Увы, «Крокодил», а не «Иван Матвеевич».

Население Российской империи уже тогда было достаточно велико, но проглоченных в ней было значительно меньше, чем непроглоченных. Исходя из этого обстоятельства, Иван Матвеевич имел основание полагать, что в крокодиле он будет замечен скорей, чем вне крокодила. Как человек, находящийся на государственной службе, но не избалованный государстве…

Избранное


Кривин Феликс Давидович

Избранное

ПЯТИДЕСЯТЫЕ

СПЛЕТНЯ

Очки это видели своими глазами…

Совсем еще новенькая, блестящая Пуговка соединила свою жизнь со старым, потасканным Пиджаком. Что это был за Пиджак! Говорят, у него и сейчас таких вот пуговок не меньше десятка, а сколько раньше было — никто и не скажет. А Пуговка в жизни своей еще ни одного пиджака не знала.

Конечно, потасканный Пиджак не смог бы сам, своим суконным языком уговорить Пуговку. Во всем виновата была Игла, старая сводня, у которой в этих делах большой опыт. Она только шмыг туда, шмыг сюда — от Пуговки к Пиджаку, от Пиджака к Пуговке, — и все готово, все шито-крыто.

История бедной Пуговки быстро получила огласку. Очки рассказали ее Скатерти, Скатерть, обычно привыкшая всех покрывать, на этот раз не удержалась и поделилась новостью с Чайной Ложкой, Ложка выболтала все Стакану, а Стакан — раззвонил по всей комнате.

А потом, когда Пуговка оказалась в петле, всеобщее …

Ложка


Рассказы, составившие новую книгу русского советского писателя из Ужгорода, написаны в оригинальной манере, сочетающей юмористический взгляд на вещи с серьезными раздумьями о жизни, о роли искусства.