Через бури


В новом, мнемоническом романе «Фантаст» нет вымысла. Все события в нем не выдуманы и совпадения с реальными фактами и именами — не случайны. Этот роман — скорее документальный рассказ, в котором классик отечественной научной фантастики Александр Казанцев с помощью молодого соавтора Никиты Казанцева заново проживает всю свою долгую жизнь с начала XX века (книга первая «Через бури») до наших дней (книга вторая «Мертвая зыбь»). Со страниц романа читатель узнает не только о всех удачах, достижениях, ошибках, разочарованиях писателя-фантаста, но и встретится со многими выдающимися людьми, которые были спутниками его девяностопятилетнего жизненного пути. Главным же документом романа «Фантаст» будет память Очевидца и Ровесника минувшего века.

Мёртвая зыбь


В новом, мнемоническом романе «Фантаст» нет вымысла. Все события в нем не выдуманы и совпадения с реальными фактами и именами — не случайны. Этот роман — скорее документальный рассказ, в котором классик отечественной научной фантастики Александр Казанцев с помощью молодого соавтора Никиты Казанцева заново проживает всю свою долгую жизнь с начала XX века (книга первая «Через бури») до наших дней (книга вторая «Мертвая зыбь»). Со страниц романа читатель узнает не только о всех удачах, достижениях, ошибках, разочарованиях писателя-фантаста, но и встретится со многими выдающимися людьми, которые были спутниками его девяностопятилетнего жизненного пути. Главным же документом романа «Фантаст» будет память Очевидца и Ровесника минувшего века. ВСЛЕД за Стивеном Кингом и Киром Булычевым (см. книги «Как писать книги» и «Как стать фантастом», изданные в 2001 г.) о своей нелегкой жизни поспешил поведать один из старейших писателей-фантастов планеты Александр Казанцев. Литературная обработка воспоминаний за престарелыми старшими родственниками — вещь часто встречающаяся и давно практикуемая, но по здравом размышлении наличие соавтора не-соучастника событий предполагает либо вести повествование от второго-третьего лица, либо выводить «литсекретаря» с титульного листа за скобки. Отец и сын Казанцевы пошли другим путем — простым росчерком пера поменяли персонажу фамилию. Так что, перефразируя классика, «читаем про Званцева — подразумеваем Казанцева». Это отнюдь не мелкое обстоятельство позволило соавторам абстрагироваться от Казанцева реального и выгодно представить образ Званцева виртуального: самоучку-изобретателя без крепкого образования, ловеласа и семьянина в одном лице. Казанцев обожает плодить оксюмороны: то ли он не понимает семантические несуразицы типа «Клокочущая пустота» (название одной из последних его книг), то ли сама его жизнь доказала, что можно совмещать несовместимое как в литературе, так и в жизни. Несколько разных жизней Казанцева предстают перед читателем. Безоблачное детство у папы за пазухой, когда любящий отец пони из Шотландии выписывает своим чадам, а жене — собаку из Швейцарии. Помните, как Фаина Раневская начала свою биографию? «Я — дочь небогатого нефтепромышленника┘» Но недолго музыка играла. Революция 1917-го, чешский мятеж 18-го┘ Папашу Званцева мобилизовали в армию Колчака, семья свернула дела и осталась на сухарях. Первая книга мнемонического романа почти целиком посвящена описанию жизни сына купца-миллионера при советской власти: и из Томского технологического института выгоняли по классовому признаку, и на заводе за любую ошибку или чужое разгильдяйство спешили собак повесить именно на Казанцева.

Донкихоты Вселенной. Роман 2-х книгах


Роман-гипотеза «Коэффициент любви, или Тайна нуля» посвящен доказательству, что звездный полет возможен с субсветовой скоростью, когда течение времени на звездолете замедляется по теории Эйнштейна, в которую следует ввести понятие «соотношение масс».

Второй роман «Отражение звезд» — о пребывании звездонавтов на планете-двойнике в период средневековья.

Романы-гипотезы старейшего советского писателя-фантаста ставят нравственные проблемы и подсказывают возможные научные решения.

«На суше и на море» — 60. Повести, рассказы, очерки


Художественно-географическая книга «На суше и на море» по своей тематике очень близка к книгам уже известной читателям серии «Путешествия. Приключения. Фантастика».

В книге помещены самые разнообразные произведения: здесь и приключенческие повести из жизни советских морских пограничников на Курилах и русского революционера, попавшего на Гавайи, действие в которых развертывается на широком географическом фоне; здесь и несколько научно-фантастических рассказов советских и зарубежных авторов; и художественные миниатюры, повествующие о жизни животных и птиц; и публицистические статьи; и, наконец, географические путевые очерки о примечательных местах Советского Союза и некоторых зарубежных стран.

Заканчивается этот сборник разделом «Факты, догадки, случаи…», в котором сообщается об интересных фактах, новых открытиях, научных гипотезах и любопытных случаях.

 

 

 

 

 

 

 

Против ветра


Библиотека научной фантастики и приключений, 1950 год Настоящее издание представляет собой сборник рассказов отечественного писателя-фантаста А.П. Казанцева. В него вошли рассказы, посвященные жизни на Крайнем севере.

Сильнее времени. Планета бурь


Произведения классика отечественной научной фантастики А.П. Казанцева повествуют о далеком будущем. Герои романа «Сильнее времени» и повести «Планета бурь» осуществляют необычайные научные идеи, встречаются с братьями по разуму во Вселенной. Отточенность литературной формы соединена с богатством фантазии, захватывающая интрига — со смелостью научных и технических гипотез.

Сильнее времени (Сборник)


Произведения классика отечественной научной фантастики А.П. Казанцева повествуют о далеком будущем. Герои романа «Сильнее времени» и повести «Планета бурь» осуществляют необычайные научные идеи, встречаются с братьями по разуму во Вселенной. Отточенность литературной формы соединена с богатством фантазии, захватывающая интрига — со смелостью научных и технических гипотез.

 

За железный занавес


Документально-фантастический рассказ старейшего советского фантаста об участии СССР во Всемирной выставке 1939 года в Нью-Йорке. Прижизненная публикация.

Ойла. Двенадцатая луна Земли


В середине XX века в Тихом океане выловили герметичную капсулу, в которой нашли девочку удивительной внешности и с нечеловеческими способностями. Она телепатически сообщила, что ее зовут Ойла и она прибыла с неба…