Клуб любителей фантастики, 2004


Журнал «ТЕХНИКА-МОЛОДЕЖИ»

Сборник фантастики

2004

ТЕХНИКА-МОЛОДЕЖИ 1 2004

Анна Богданец

HOMO HOMINI

Класс бежал кросс по пересеченной местности. Толстый неуклюжий Коваленко явно задыхался, отставал, но продолжал упорно цепляться взглядом за впереди бегущих.

Володя, Владимир Иванович, молодой преподаватель физкультуры, бежал рядом, уступив тропинку пыхтящему словно дровяной паровоз ученику. Он то перепрыгивал небольшие препятствия, то нырял под ветки, то вихляющими прыжками даже не обегал, а как бы обтекал густо стоящие молодые деревца. На бегу он еще успевал подбадривать паренька:

— Молодец, молодец! Давай, давай! Руками работай, руками. Толкай себя вперед. Смотри только вперед. Не оглядывайся никогда! Никогда! Сзади — всегда смерть.

На небольшой полянке в полыхающем осеннем лесопарке Володя, не давая ребятам расслабляться и остывать, захлопал в ладоши, задавая ритм разминки, и сам активно принялся вы…

Собиратель зла


Виктор Ночкин

СОБИРАТЕЛЬ ЗЛА

ПРОЛОГ

Лето заканчивалось — и осада должна была завершиться в ближайшие недели. Орден не мог позволить себе затянуть кампанию до начала дождей — в раскисшем грунте увязнут осадные машины, штурм станет невозможен… Все лето, шаг за шагом, галереи и осадные башни ползли к стенам замка Кордейл. Каждая пядь щедро оплачена кровью и смертью — нельзя допустить, чтобы гибель воинов света оказалась напрасной. Замок должен пасть!

Поначалу Граф ежедневно устраивал вылазки и разрушал все, что было достигнуто ночными трудами осаждающих. Лорд Тьмы будто смеялся над орденскими братьями — он позволял вести осадные работы по ночам, а сам атаковал при солнечном свете. Но мало-помалу ров удалось засыпать, а защитные галереи братья подвели к подножию стен справа и слева от ворот. Сейчас к порталу двигали башню, оснащенную тараном. Тяжкий труд, но когда он завершится, Кордейл неминуемо падет.

Магистр Ордена, добрый Могвид оглядел укрепления,…

Оракул


Виктор НОЧКИН

ОРАКУЛ

Крупный белый конь размеренно вышагивал по узкой тропке, вьющейся среди валунов и густых колючих кустов, вцепившихся в каменистые склоны ущелья. Конь качал массивной головой, позвякивая удилами; мохнатые пряди белой шерсти на бабках, усеянные репьями, мотались в такт ударам копыт. Всадник покачивался в седле, лениво оглядываясь из-под полуопущенных век. Светлые волосы, собранные на затылке в хвост, мягко шевелились, когда он поворачивал голову.

Ренган Ар-Аррах возвращался в родной поселок. Девять лет он шлялся по низинам на юге, девять лет воевал за морями. Изредка сюда, в горы, доходили слухи о его подвигах — искаженные, перевранные и, конечно, многократно преувеличенные. Он не слышал о земляках ничего — и ни разу за девять лет не попытался разузнать. Да и что может измениться в горах? Люди, семьи и кланы здесь так же упорно сопротивляются времени, как сопротивляются ветру камни, среди которых они живут. Время обтекает их, почти не оставляя…

Могила повелителя


Виктор Ночкин

МОГИЛА ПОВЕЛИТЕЛЯ

В южных областях Круга крестьяне только приступали к жатве, медленно и неспешно, а на севере урожай заканчивали свозить в риги и амбары. Северяне спешили, поглядывая то в темное, набухшее дождем небо, то в сторону заката — не покажутся ли на горизонте дымы? Причиной спешки была не только непогода, насылаемая Анелой Ведьмой Севера. Крестьяне торопились успеть до начала нашествия. Каждый год Капитан Ройнгард Железная Рука выступал в поход. Лорд Тьмы проходил с армией по северо-западной части Круга.

Поначалу местные сеньоры и городские общины пытались оказывать сопротивление — собирали отряды, просили помощи Ордена… После падения Повелителя у многих возникли иллюзии, будто теперь все будет хорошо.

Но у Капитана Ройнгарда было собственное представление о том, как следует устроить жизнь в Круге без Повелителя, Лорд быстро вколотил в соседей почтение к собственным полководческим талантам, теперь никто не осмеливался встать на пути…

Тварь из бездны


Виктор Ночкин

Тварь из Бездны

Часть 1

Северяне

Глава 1

За квартал до кордегардии Ральк непроизвольно убавил шаг, принялся ощупывать пряжки и без нужды дергать рукоятку меча, хотя оружие было пристроено точно на месте, под рукой. Потом пальцы пробежали по застежкам красно-зеленого форменного камзола… Это было сильнее его — вечная опаска позабыть, упустить что-то в снаряжении, сделать ошибку… Хотя как солдат Ральк мог дать сто очков вперед любому сослуживцу — было у них одно преимущество… Ральку недоставало основательности местных, их самоуверенности, их опрометчивой веры в собственную неуязвимость. В самом деле — кому в Верне придет в голову покуситься на стражника? К чему здесь мастерство мечника, к чему умение выжить среди скал, в болоте? В зимнем лесу?.. К чему знание боевых приемов гномов, болотников и восточных дворян? Сослуживцы Ралька — люди степенные и опытные. Пусть их опыт не имеет ничего общего с искусством боя, но Ральк всегда чувствует неу…

Меняла


Виктор ИСЬЕМИНИ

МЕНЯЛА

Глава 1

Меняльная лавка у Восточных ворот Ливды – это, конечно, не та судьба, о которой я мечтал. Еще совсем недавно. Еще совсем недавно… Всего лишь четыре года назад я покидал этот город, пропахший сохнущими снастями, гниющими рыбьими потрохами, нуждой и страхом. Я уходил от моего детства, от беспросветной тоски, от безнадежности – туда, где осуществляются мечты, туда, где правят свобода и честь, туда, где все решают сила рук и отвага души. Словом, четыре года назад я покинул Ливду, чтобы стать наемником в Геве. И вот я снова здесь. А город словно стал меньше, он будто съежился за эти три года, первое время после возвращения я все время ловил себя на желании пощупать стены знакомых с детства домов. Стать на цыпочки, легко достать кончиками пальцев до нижнего ряда черепицы на крыше дома сапожника… Когда-то, давным-давно, в прошлой жизни, эта черепица была так недосягаемо высоко… Впрочем, и теперь мне будет не так-то уж и легко достать эту сам…

Лаура


Виктор Исьемини (Ночкин)

Лаура

Глава 1

Воришку Лаура заметила слишком поздно. А тот, должно быть, долго крался за ней следом – присматривался, принюхивался… И улучил-таки момент!..

Лаура, конечно, знала, что ей не следует, возвращаясь с рынка, бестолково глазеть по сторонам – но ничего не могла с собой поделать. С наивным любопытством провинциалки она каждый день разглядывала эти старинные дома. Теперь так не строят, теперь экономят на всем – ни красивых колонн у входа, ни декоративных башенок по углам. О скульптурах и говорить нечего – кто теперь их станет заказывать?.. Сегодня в ходу тяжеловесная простота, дома нынче строят так, чтобы их вид говорил скорее о надежности и благопристойности, нежели об изяществе и изысканности… Впрочем, в родном городке Лауры, далеко на западе, на берегу океана, не увидишь и таких зданий, какие возводят сейчас даже на окраинах столицы. Родной дом Лауры, в детстве казавшийся девушке огромным…

Дыхание Осени


Виктор Исьемини

Дыхание Осени

Часть 1 НОВЫЕ ДОРОГИ

ГЛАВА 1 Западное побережье

Шлюпка, управляемая молчаливыми гребцами, покинула акваторию велинкского порта, под плеск прибоя тихо прошла у подножия укреплений и обогнула невысокий утес. Гавань скрылась из виду, а шлюпка двинулась вдоль берега. Судно контрабандистов стояло на ночевке в бухточке неподалеку, так что встреча должна была состояться за городом.

Ингви, расположился на корме и обеими руками придерживал кадку с Древом. Ннаонна зевала, а Никлис вроде бы даже задремал. Вдруг он встрепенулся и заявил:

— Заметили нас, вон человек на горушке.

Игнви с Ннаонной поглядели, куда указывает бывший разбойник, там в самом деле можно было различить фигурку — контрабандист помахал рукой и скрылся. Гребцы, бородатые загорелые мужчины, убрали весла и замерли — оба отличались неразговорчивостью. Они ничего не объясняли — впрочем, и так понятно. У моряков все было сговорено заранее, и контрабандисты выс…

Летний зной


Виктор Исьемини

Летний зной

Часть 1 БОЛЬШОЙ ТУРНИР, ЗОЛОТО ЭЛЬФОВ И ПРОЧИЕ МИРАЖИ

ГЛАВА 1 Западное побережье, около Ливды

Солнечные блики играли на зеленых океанских волнах, и казалось, что вода должна быть по-летнему теплой, но здесь, в открытом море, жары не чувствовалось. Сырой соленый ветерок нес прохладу, морщил гладкие бока волн, срывал с гребней пену… и надувал паруса "Одады". Барка, переваливаясь на пологих валах, двигалась вдоль берега, где поросшие серым вереском дюны — словно застывшее море, словно продолжение океанского простора. После того, как Лотрик выкрикнул в лицо бывшему сеньору слова о сыне, сразу сделалось тихо. И плеск волн в сырые склизкие борта стал глуше, и парус перестал хлопать под порывами ветра, и даже чайки, пронзительно горланившие над головой, вдруг исчезли, разлетелись в стороны… и, тем более, тише стало на палубе — все, кто плыл на "Одаде" примолкли и, будто по команде, отвернулись. Как если бы всех раз…