За урожай (сборник)


Литературно-художественный сборник

 

В степях Зауралья. Трилогия


Николай Александрович Глебов — один из старейших писателей Южного Урала. Печататься начал в 1925 г. в газете «Красный Курган». Много лет Н. Глебов сотрудничал в газетах «Красный Курган», «Челябинский рабочий» и «Звезда Алтая». Рассказы, написанные Николаем Александровичем для детей, печатались в сборнике «Уральские огоньки», в Москве, Свердловске и Кургане. Наибольшей популярностью у читателей пользуются его повести для детей: «Карабарчик» (она выдержала более десяти изданий, переведена на национальные языки народов СССР и вышла за рубежом — Китай, Болгария), «Асыл», «Детство Викеши», а также трилогия «В степях Зауралья». Издан роман «Даниил Кайгородов».

Колокольчик в тайге


Большинство авторов, чьи рассказы вошли в книгу «Колокольчик в тайге», хорошо известны уральским ребятам. Рассказы этого сборника — о природе, об отношении человека к ней. Книга рассчитана на детей среднего возраста.

Южный Урал, № 10


Южный Урал, № 10

К. Бурцев,

делегат XIX съезда партии

СЧАСТЬЕ ЖИТЬ И РАБОТАТЬ В СТАЛИНСКУЮ ЭПОХУ

Нашему поколению выпало счастье жить в великую историческую эпоху, быть в рядах активных строителей коммунизма, принадлежать к великой партии единомышленников-коммунистов, являющейся ведущей и направляющей силой советского общества.

XIX съезд Коммунистической партии Советского Союза — событие всемирно-исторического значения. Съезд явился величественной демонстрацией нерушимого единства нашей партии, монолитной сплоченности ее рядов вокруг Ленинско-Сталинского Центрального Комитета, гениального вождя и учителя товарища Сталина.

Трудно передать словами исключительную многогранность, глубину и размах этого замечательного по содержанию исторического события, а еще труднее передать те особенные чувства, то особое настроение, которое испытали мы, непосредственные участники съезда.

Это исключительная честь и счастье — неповторимый мо…

В степях Зауралья. Книга 2


В степях Зауралья. Книга вторая

Глава 1

Классный вагон полковника царской армии Войцеховского стоял на станции Челябинск третьи сутки. Полковник на восток не торопился, самое главное — быть в безопасности. Красная Москва, где он прожил несколько тревожных дней, далеко. В Сызрани и Самаре имелся надежный заслон чехословацких войск группы капитана Чечека. В Омске находился сам командующий корпусом генерал Гайда. Войцеховский был спокоен. У него восемь тысяч штыков и пулеметы. Правда, оружие пришлось прятать за обшивку вагонов и везти пулеметы в разобранном виде, затем клясться в своей лойяльности большевистским комиссарам, но зато, кажется, план этого пройдохи Локкарта близок к осуществлению.

Углубившись в свои мысли, Войцеховский прошелся раза два по обширному салону и, подойдя к столу, побарабанил пальцами по зеленому сукну.

«Этот джентльмен» с паспортом дипломата оказался на высоте положения, — подумал он про Локкарта. — Ставка на…

В предгорьях Урала. Книга 1


В предгорьях Урала. Книга первая

Глава 1

Накануне петрова дня, в тот год, когда кончилась война с японцами, челябинский мещанин Никита Фирсов, или, как его обычно звали, Никишка Маляр, ночевал в бору. Как попал он туда, помнил плохо. Знал лишь одно, что вечером в харчевне у старой Гутарихи он, пьяный, поспорил с прасолами, был ими избит и выброшен на улицу. Отлежавшись в придорожной канаве, он ощупал бока и, заслышав в темноте стук колес, выполз на дорогу.

Шатаясь, Никишка с трудом поднялся на ноги. Когда телега поровнялась с его тощей фигурой, он влез на задок и, бесцеремонно хлопнув по плечу возницу, затянул фальцетом:

…Не во времичко роди-ился, Не во времичко жени-ился, Взял я женушку не мудру, Не корысну из себя-я-я!

Смахнув пьяную слезу, Никишка обнял мужика.

— Грусть-тоску хочу тебе поведать, мякинное брюхо. Э, да разве ты поймешь? — махнул он безнадежно рукой.

— Мы темные, — покосился возница на непрошенного п…

Бурелом


Бурелом

ОТ АВТОРА

В романе «Бурелом» я не ставил своей целью дать полную хронологию исторических событий, которыми так богата была гражданская война на Южном Урале и в Зауралье. По мере сил старался показать сложность и трудности борьбы с колчаковщиной за власть Советов.

Я благодарен участникам гражданской войны Александру Николаевичу Зыкову, члену партии с 1917 года, Дионисию Емельяновичу Лебединскому, участнику восстания полка имени Т. Шевченко против колчаковщины, заведующему партийным архивом Челябинского обкома КПСС Виктору Ивановичу Деревянину и доктору исторических наук Николаю Кузьмичу Лисовскому. Они в значительной степени помогли мне восстановить и понять остроту борьбы, дух того времени.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

ГЛАВА 1

Теплое, но уже не летнее солнце, ласково греет опустевшие поля Зауралья, жнивье, на котором поблескивают капли росы.

Иногда перед взором путника полыхнет среди разнолесья багряный куст рябины, прош…

Карабарчик(изд.1952)


Николай Александрович Глебов

Карабарчик

Часть первая

Глава первая

Из Ануя Евстигней Тихонович Зотников выехал в полдень. Стояла жара. В горячем воздухе трепетало марево, и, казалось, все живущее на земле попряталось в тени. Поникли и травы, только яркие огнецветы, раскинув свои желтые лепестки, как бы радовались палящему зною июльского солнца. Тишина. Изнемогая от Жары, Зотников откинулся в глубь тарантаса и задремал. Не заметил, как проехал небольшое алтайское село и стал подниматься на перевал. Вдруг лошадь остановилась и беспокойно повела ушами. Евстигней проснулся и лениво подстегнул коня:

— Н-но-о!

Лошадь не двигалась.

— Что за оказия? — Зотников вылез из тарантаса.

У дороги лежал труп женщины, судя по лицу — алтайки. Возле нее, обхватив тонкими, как плеть, руками голые колени, сидел мальчик семи-восьми лет. По его лицу, оставляя грязный след, катились крупные слезы.

Зотников шагнул к женщине.

— Должно, с голоду…

Ночная радуга


Ночная радуга

1

НИКОЛАЙ ГЛЕБОВ

1

КОЛОКОЛЬЧИК В ТАЙГЕ

Старый лесообъездчик Кузьма Миронович Черкасов, или, как его звали колхозники, Мироныч, в начале июля отправился верхом в свой обычный объезд.

Ехал он просекой. Пригретый полуденным солнцем, старик дремал. Над лошадью кружились назойливые пауты. Мироныч мерно покачивался в седле, изредка бросая ленивый взгляд на окружающую местность.

Вскоре его плотная фигура замелькала в частом осиннике. Проехав густой пихтач, лесник поднялся на перевал. С его вершины виднелись затянутые легкой дымкой тумана горы. Внизу лентой извивалась река. Дальше шла чернь, необъятные леса, таежная глухомань Южного Урала.

«Сходить надо попромышлять: может, козел или зайчишка набежит», — подумал старик. Закинув ружье, за спину, лесник стал спускаться вниз. Засаду он устроил на опушке леса. Впереди лежала гладкая елань[1], покрытая розовым мытником и яркими огоньками пестроцвета. Мироныч долго ждал, терпелив…