Выпляток


«Все, что вокруг нас, называется светом. У света четыре стороны. Там, где восходит Медное солнце – восток. Где Золотое – запад. Если встать так, чтобы восток был по правую руку, за спиной окажется юг. Там ничего не восходит, зато с севера, который напротив юга, по ночам всплывают в небо сразу три солнца – два Молочных и Серебряное…»

Русская фантастика – 2018. Том 1 (сборник)


Во время раскопок студенты из Астрахани находят золотую статую коня, захороненную еще во времена хана Батыя. Перед молодыми археологами и руководящим ими профессором возникает непростая проблема…

Молодой священник Борис Радостев приехал в Москву, чтобы добиться сохранения церкви в Ленинградской области, которую собираются снести. Случайно в руки ему попадает таинственный прибор, позволяющий батюшке наблюдать за грехами москвичей…

Неспокойно было в западных русских землях в конце XV века. Некоторые из бояр, вместо того чтобы исправно служить царю-батюшке, выслуживались перед польским королем Казимиром IV. Таков был и боярин Роман, предавший велижского князя Друцкого. Изменнику мстит княжич Юрий, но ему не справиться с предателем в одиночку… Правда, на стороне юного Друцкого неожиданно выступают лесные оборотни…

Василий Головачёв, Андрей Уланов, Дарья Зарубина, Майк Гелприн, Андрей Фролов, Андрей Ангелов и другие ведущие отечественные фантасты в традиционном ежегоднике «Русская фантастика»!

Подозреваются все


«Посадочный модуль описал над астероидом круг и пошел на снижение. Площадка, пригодная для посадки, была всего одна – между станцией и выработкой – ровно посередине. Я приземлил аппарат и минут пять понаблюдал, как оседает застившая видимость пыль. Затем отстегнул ремни, выбрался из кресла пилота и занялся скафандром. Генератора атмосферы на астероиде не было. Поговаривали, что, возможно, и не будет – рентабельность выработки пока оставалась под вопросом, и в компании еще не решили, стоит ли в нее вкладывать…»

Птиба


«Птиба летит высоко. Несется по небу, режет хвостом облака, смахивает плавниками звезды. Не удержишь ее, не остановишь.

Первые полста лет Птиба плавает глубоко, говорят, в дальних морях, а в каких – никто не ведает. Глотает мелкую рыбешку, растет, набирает силу. С мелкой переходит на крупную, да и морским зверем не брезгует – ей по вкусу и макрель, и касатка, и морская корова дюгонь. На шестом десятке птиба выплывает повыше, и горе кораблю, что попался на ее пути. Мечется птиба по океану в поисках пищи, ближе и ближе к берегам. Полсотни лет глотает все – живое и неживое: рыбу и зверя, корабли и рыбацкие сети, брошенный балласт и затонувшие грузы…»

Со-чинители


«Вдовый кузнец Алфей умер на исходе ночи, самую малость недотянув до первых солнечных лучей. За два часа до смерти он велел гнать сиделок и звать старшего сына.

Дюжий, угрюмый и свирепый Трой встал, понурившись, у изголовья отцовского ложа. Трою предстояло теперь унаследовать кузницу и махать молотом до конца своих дней. Выбора у него не было…»

Русская фантастика – 2017. Том 2 (сборник)


Двадцать первый век не случайно назвали экспоненциальным. Да, войны, да, массовые опустошения. Все это ничто перед Климатическим ударом. Выжившее человечество горестно, но освобожденно вздохнуло. Каждый получил возможность совершать юридические сделки любой сложности, пользоваться дешевым солнечным электричеством и не думать об экономии воды в связи с катастрофическим потеплением. А софтвер «настроение» помогал пережить некоторые несовпадения с действительностью…

Свою смерть трансгуманист Дегтярный запомнил намного хуже, чем воскрешение. Последнее, что он увидел перед тем, как провалиться во тьму, – настенный рекламный плакат, на котором была запечатлена изящная бионическая красотка под строгой надписью «Будущее рядом». Знал бы Дегтярный, что его ждет в этом будущем…

В этом мире никогда не было Гитлера, но от этого ничуть не легче. В очередной раз объединенная Европа ополчилась против России, чтобы огрести по полной. Ну а Эйфелева башня, Лувр, Биг-Бен, Стоунхедж, Колизей и многое другое – военные трофеи. Назначили нас варварами? Что ж, получите и распишитесь…

Геннадий Прашкевич, Антон Первушин, Милослав Князев, Алексей Бессонов, Дарья Зарубина, Майк Гелприн и другие во втором томе традиционного ежегодного сборника «Русская фантастика»!

Самая страшная книга. Лучшее (сборник)


Перед вами – антология антологий. Переиздание лучших рассказов из ставших бестселлерами сборников «Самая страшная книга 2014», «Самая страшная книга 2015», «Самая страшная книга 2016», «Самая страшная книга 2017», сдобренная ранее не публиковавшимися в этой серии произведениями. Не просто лучшие рассказы ужасов на русском языке, но – лучшие из лучших. Своеобразные итоги работы, проведенной за пять лет существования серии «ССК». Авторы и произведения, УЖЕ оставившие неизгладимый след в истории жанра ужасов России и ближнего зарубежья.

Настоящий подарок всем ценителям хоррор-литературы. Самая-самая страшная книга!

Улыбка


«Моим первым осознанным воспоминанием стал разговор с седеньким невзрачным человечком в роговых очках, которого мама называла доктором. На доктора человечек не походил – на нем не было белого халата, в его просторной светлой комнате не пахло лекарствами, и он не требовал открыть рот, показать язык или поставить градусник…»

Бессребреницы


«Земля была рыхлой, прохладной и очень вкусной, похожей на дрожжевой пирог с ревенем. Особенно хороша оказалась нижняя часть дерна, сантиметров на двадцать в глубину, словно с нижней части пирог пропекся получше. Правда, дело немного портила трава, покрывавшая дерн, – короткая, густая и жесткая, как свиная щетина. В первый день Соня изрезала об нее пальцы, пытаясь выковырять пригоршню жирной, солоноватой земли из-под толстой шкуры – шкура, думала она, это именно шкура, а не трава. Пальцы и сейчас саднили, покрытые мелкой россыпью почерневших царапин; их надо было промыть, но – негде…»

Сержант обреченный


«Пустырь походил на небрежно растянутую и кое-как закрепленную на невидимых держателях шкуру исполинского животного. Старую шкуру, пыльную и неровную. В клочьях серой свалявшейся шерсти там, где из развороченных мостовых росли присыпанные строительным мусором стебли ржавой арматуры. С рваными прорехами в тех местах, где кучно рвались гранаты…»