Забытый осколок


Вот насколько странной может быть судьба? Совсем недавно ты был на коне: хорошая работа, неплохая должность и вполне понятный круг обязанностей. И вдруг, сунувшись не туда и не в то время, ты оказываешься неизвестно где. На полуразрушенной станции, на космической базе, пустовавшей долгие тысячелетия. Где это? Неизвестно. Что делать? Неизвестно. Как вернуться обратно? Неизвестно. Да и… стоит ли возвращаться?

Социальная медицина


В книге автор, кандидат философских наук К.М.Фёдоров разрабатывает новую, в науке до сих пор не исследованную тему — Социальную медицину. Речь идет о новом разделе науки, принципиально отличном от традиционной медицины с ее медико-биологическими, клиническими, медико-социальными и гигиеническими проблемами. Рассмотрению подлежат социальные болезни: подлость, злобность, эгоизм, нравственная деградация, бюрократия, социальная шизофрения, социальная дебилизация, сексуальная распущенность и др., которые, не имея непосредственного отношения ни к медицинским, ни к медико-социальным заболеваниям, являясь следствием существенных деформаций нравственности и социальных институтов, на протяжении всего существования человечества обусловливают социальные катастрофы, подрывают общественное здоровье и калечат судьбы миллионов людей.

Хроники Гирида. Странник


Что делать, если уже и космос не кажется далекой мечтой? Начать жизнь с чистого листа. И плевать, что в новой реальности совсем другие законы. Правило только одно — выжить самому и помочь выжить тем, кто доверил тебе свои жизни. Смертельная игра с судьбой началась…

Микрорассказы Интерпрессконов 1997-2000


Микрорассказы Интерпрессконов 1997-2000

————————-

Интерпресскон-1997

Виктор Мясников СВОБОДА СЛОВА

Петров соблазнился чудом генной инженерии — говорящими овощами. Рассада едва лепетала, первые цветы боромотали невнятно и только маленькие зелененькие помидорчики заговорили, наконец, по-настоящему. Стоило Петрову войти в теплицу, поднимался сумасшедший гвалт: «Воды! Воды!», «Хватит его поливать!», «Света!», «Прикрой от солнца!», «Как сыро!», «Взрыхли!», «Корень болит!», «Тля укусила!» И Петров сделался рабом. Грозди наливались соком и орали все громче. И вдруг: «Я созрел!», «И я созрел!» Ага! Петров нарвал полную корзину и принес в дом. «Съешь меня!» — крикнул краснощекий крепыш. И Петров злобно впился в него зубами — сейчас ты у меня заткнешься! «О, как смачно» — сладострастно застонал помидор. Петров яростно шмякнул его о стену — «Ой!». Красная лепешка упала на пол. — Ну что, наговорился? — торжествовал Петров над поверженным овощем. Тот что-т…