Слуги зла


Многолетняя война пылает между народами эльфов и орков. После великой битвы у Серебряной реки их осталось девять — опытных орочьих бойцов-аршей, мужчин и женщин, пытающихся пробраться к своим. На их пути оказывается отряд рыцарей эльфийской королевы Маб. В кровопролитном сражении один из рыцарей захвачен в плен. Эльфу Инглориону предстоит провести в обществе орков много времени, а там уже рукой подать до того, чтобы заинтересоваться своим древним противником, попытаться понять его и даже встать на его сторону…

Из джунглей


Макс Далин

Из джунглей

I

Никто из жителей деревни не ходит в джунгли по доброй воле.

Всё самое мерзкое в мире идёт не из городов, хотя, по рассказам бродяг, там достаточно дряни. Даже столица, где живёт Всевластитель, древнее, отвратительное место, о котором ходят жуткие слухи — и то не кажется таким кромешным. В конце концов, города — далеко, их жители появляются здесь нечасто. А столицы, быть может, даже нет вовсе.

Может, столица — просто страшная легенда, а сборщики налогов и смертепоклонники — порождения тех же джунглей. Но даже если это и не так, то столица далеко, а джунгли под самым боком.

Каждый человек выходит из дома и видит джунгли. А когда не видит, чувствует: они рядом.

Джунгли ненавидят деревню. У них с деревней — постоянная война, не прекращающаяся ни на миг. Деревенские жители кладут все силы на эту войну: расчищают, рубят, жгут, отвоёвывая себе клочок земли. Исчерпав силы, ложатся в эту землю. Джунгли тянут зелёные щупальца, дот…

Зловещая долина


Максим Андреевич Далин

Максим Андреевич Далин

Зловещая долина

Благодарю великолепную Марию за помощь, которой нет цены

— …Бедная девочка! — вздохнул он.

— Это не девочка, а кукла, — сказал чиновник…Юрий Олеша

Меня будит пение флейты — и, выплывая из тёплой глубины сна, я слышу невесомые шажки Клодии. Она подходит, садится на край постели. От неё веет прохладным запахом духов, апельсиновым шампунем и, еле уловимо, озоном.

— Привет, Робби, — говорит Клодия с еле заметной улыбкой. — День настал, босс, и петушок пропел давно.

Я киваю, беру её за руку — ладонь тепла и нежна, штатная влажность, ногти короткие, покрыты матовым лаком телесного цвета, новое тоненькое колечко на безымянном пальце. Целую ладонь: поверхность в норме, температура в норме, всё хорошо. Улыбаюсь.

— У секретарши должны быть длиннющие ногти, Кло. Когда же ты их организуешь?

Морщит носик …

Выключатель


Максим Андреевич Далин

Выключатель

…Но вспять безумцев не поворотить:

Они уже согласны заплатить…

В. Высоцкий

Наш босс с мадам Фряк вёл дела с давних лет. И у них интимные финансовые отношения водились. Мадам Фряк, известное дело, держала прачечную, где отмывались боссовы денежки — ночной клуб с казино и стриптизом, но всё цивильно. А кроме того клуба у неё ещё немало всего было. И дюжина массажных салонов, где массируют что угодно и любым манером, и полсотни квартир, где всякая шелупонь веселится с девочками. Помимо того — просто плешки, где пасутся уж совсем подонки, а девочек предлагают им под стать: некроморфов да старых шлюх, у которых уже совсем ничего живого в организме нет, только силикон да пластик. Но это уже безо всякой цивильности.

В общем, бандерша как бандерша.

Я смерть не люблю с ней встречаться.

Она на меня глаз положила. Считает, что у нас что‑то было. А по мне — с перепою не в счёт: на трезвую голову мои нежности дальше брат…

Время коротко


Далин Максим Андреевич

Время коротко

Коротко. Очень.

Детство — миг. Клочок тепла где-то в уголке души, крохотный. Тёмный, жаркий момент бытия. Потом ты прозреваешь и видишь: ты почти голый, а был совсем голым. Ты был — пищей. Порадуйся, что тебя не съели, пока ты был крохотным, голым, слепым и беспомощным. Наоборот — кормили.

Но это было совсем коротко. Миг тьмы и тепла — а вокруг мир, холодный, враждебный. Мир, где долго не живут. Но нельзя остаться в гнезде. Надо уходить, как только шерсть начинает становиться жёсткой. Не уйдёшь — выгонят. Мир жесток.

Всё грозит бедой. И жить надо очень, очень быстро. Если жить медленно — то твоё время станет ещё короче, чем есть. Ты только что вывалился в холод и враждебность из тьмы и тепла — и тебе уже надо наблюдать, думать и сражаться за себя. Ты ещё не успел вырасти — а жизнь уже война.

Все живые существа — враги, хотя порой и кажется, что это не так. Собственные сородичи — враги. Жизнь в стае — война: заз…