У Кошки Девять Жизней


Бондарь Александр

У Кошки Девять Жизней

Пролог

Туапсе. 1993-й год. Ночной ливень прошёлся по пустым улицам дремавшего города, и всё здесь было мокрым. Листья больших деревьев шептались негромко, смахивая на тротуар тяжёлые серые капли. Пахло прохладным осенним дождём, листьями и солёной морской влагой. Поникшая чёрная мостовая устало поблескивала, отбрасывая в разные стороны сияние жёлтых, расставленных вдоль улицы фонарей. Солидное здание горисполкома, торжественно освещенное с разных сторон, возвышалось командно и горделиво посреди притихшей маленькой улочки. Фары «Фольксвагена» были погашены. Таня держала руль, глядя, не отрываясь, вдаль улицы. Посмотрела на часы. Светящийся циферблат подсказывал, что человек, которого она дожидается, должен вот-вот появиться. Рядом, на соседнем сиденьи, лежал сегодняшний номер «Комсомольской Правды». Из-под газеты выглядывал автомат. С оптическим прицелом.

…В Туапсе назревали большие события. Туапсинский морской …

Год Чёрной Обезьяны


Бондарь Александр

Год Чёрной Обезьяны

Александр Бондарь

Год Чёрной Обезьяны

ПРОЛОГ.

ГОД 1992-Й. ГДЕ-ТО В ЮГОСЛАВИИ. Солнце с час уже, как опустилось за верхушки высоких деревьев, и в лесу было темно как в карцере. Только тусклая Луна то там, то тут показывала себя в густой листве. Три человека, в пятнистых куртках, пробирались сквозь чащу. Они с трудом могли видеть друг друга.

Автоматные дула у первых двоих высовывались краешком — в темноте можно было не разглядеть.

Уже прошло больше часа, а лес все не заканчивался. Двое остановились, услышав за спиною треск сучьев и что-то русское, очень матерное. Это их товарищ, что ковылял следом, рухнул, зацепившись за какую-то корягу. Ему помогли подняться.

Он продолжал выдавать ругательства, растирая ушибленное колено.

— Тихо! — Послышалось по-русски, но коряво. — Здесь много НАТО. Очень опасно. Нельзя говорить громко. НАТО могут слышать.

Русский что-то пробурчал в ответ, и вс…

Время Чёрной Луны


Бондарь Александр

Время Чёрной Луны

«Время Луны! Это время Луны.

У нас есть шанс. У нас есть шанс!

В котором нет правил…»

Б. Гребенщиков

«Время Луны».

Пролог

2002-й год. Где-то в Афганистане. Солнце с час уже, как опустилось за верхушки высоких деревьев, и в лесу было темно, как в пещере. Только Луна мелькала в густой непроглядной листве. Четыре человека, в пятнистых куртках, пробирались сквозь чащу. Они с трудом могли видеть друг друга. Два автоматных дула тихо покачивались — в темноте их можно было и не разглядеть.

Уже прошло больше часа, а лес всё не заканчивался. Трое остановились, услышав за спиною тяжёлый треск сучьев и что-то русское, очень матерное. Это их товарищ, что ковылял следом, рухнул, зацепившись за какую-то корягу. Он медленно и неловко поднялся, бормоча грозные, но неясно куда направленные ругательства. Трое молчали, наблюдая за ним.

Спутник их продолжал высказываться, растирая ушибленное колено.<...

Журналистика в Торонто


Бондарь Александр

Журналистика в Торонто

Бондарь Александр

Журналистика в Торонто

Телеведущий. Здравствуйте. Сегодня у нас в гостях главный редактор популярной газеты «Бумага Минус» Аркадий Халтюрин. Здравствуйте, Аркадий. Рады вас видеть.

Редактор. И я тоже рад.

Телеведущий. Слышал, что тираж у вашей газеты в последнее время еще больше поднялся. Газета становится все популярнее и популярнее…

Редактор. Это все чистая правда. ТИраж моей гАзеты растет и не по дням даже, а прямо-таки по часам. Особенно в четверг — когда мы печетАем мою гАзету. Причем, если считать не номера, а страницы гАзеты, то тИраж идет на сотни тысяч — да! А если считать буквы — то на миллионы! (Восхищенно кивает.) И, конечно же, я этому очень счастлив, да. Ведь тИраж гАзеты — это показатель моего успеха в бизнесе, показатель того, что моя гАзета нужна людЯм, что она отражает их думы, их надежды, чаяния, их мЕчты… И тут нет ничего удивительного. Ведь у меня печетА…

Железный Крест


Бондарь Александр

Железный Крест

Раньше сюда иногда заглядывали мальчишки, чтобы побегать и полазить между осевшими и полуразрушенными сараями. Им очень нравилось здесь.

Когда-то, ещё до войны, сюда свозили колхозное сено и солому. Но это было давно. Военное время диктовало свои законы, и тем, кто этого не понимал, приходилось плохо. Народу объявили, что расхищение советской соломы — занятие небезопасное, и каждого, кого поймают с поличным, будут судить «по всей строгости».

С тех пор, когда комиссар Криволобов, тот самый, у которого яркая алая лента пересекала папаху, расстрелял здесь четырёх беспартийных и одного коммуниста, пропала не только у взрослых, но и у детей всякая охота появляться тут лишний раз. И остались стоять чёрные сараи, молчаливые, заброшенные.

Только Маша заходила сюда часто не потому, что ей не было страшно, но потому что здесь как-то особенно тепло грело солнце, приятно пахла горько-сладкая полынь, и спокойно жужжали шмели

Возвращение


Бондарь Александр

Возвращение

«Я проездом в нашем стане. И зелёные — в кармане. С очень сложной и запутанной судьбой.»

Из песни Гарика Кричевского.

1. Вокзал.

Я выглянул из окна поезда. Ветер засвистел мне прямо в уши, деревья быстро замелькали навстречу. Море вдалеке отдавало мягким, удивительным блеском. И мне казалось, я даже отсюда чувствовал его теплое, согревающее дыхание — дыхание моря.

Это — Туапсе. Десять лет прошло, и, вот, я вернулся. Десять лет носило меня по свету, и, словно маятник, опять оказался я в прежней своей точке. Десять лет.

…Поезд остановился. Я сделал шаг на перон. Огляделся по сторонам. Внимательно огляделся.

Все здесь было таким же, каким я это когда-то запомнил. Но и другим уже. То же вокзальное здание. Его следовало бы покрасить. Оно настороженно-неприветливо встречало меня. Туапсинский вокзал смотрелся теперь ещё более заброшенным и провинциальным.

2. Стрелки.

Мой поезд — через четы…

Вечерний Блюз


Бондарь Александр

Вечерний Блюз

Александр Бондарь

Вечерний Блюз

— Девушка, это не вы потеряли? Света вздрогнула от неожиданности и обернулась. — Чего? Молодой человек в мятом костюме что-то вертел в руке. Света пригляделась — расчёска. Кажется, её расчёска. Она растерянно раскрыла сумочку. Так и есть. Расчёски там не было. — Спасибо. — Света улыбнулась благодарно. — Да, не за что. Чтобы разглядеть молодого человека, Света прищурилась. У неё было слабое зрение, и врачи упорно советовали очки. Света считала, что очки не идут ей, а контактные линзы не любила. Молодой человек улыбнулся. Брюнет. Серый костюм без галстука. Короткая причёска. Руки в карманах. Света вдруг смутилась. Она вспыхнула и отвернулась. Потом быстро пошла прочь. «Пусть думает, что у меня дела» — решила Света. Но молодой человек так не подумал. Он был умнее. Света слышала шаги за спиной. Она пошла быстрее. Молодой человек — тоже. Наконец он её догнал. — Разве мы с вами нигде не встречались?…

Танечка — внучка полицая


Бондарь Александр

Танечка — внучка полицая

Бондарь Александр

Танечка — внучка полицая

Лит. римэйк.

На облущенной деревянной лавке, со связанными за спиной руками, сидела молодая женщина лет тридцати. Она была в кофте, накинутой поверх длинной ночной рубашки. На голове повязан серый платок, из широких валенок выступали голые коленки — видимо ее подгоняли, и одевалась она второпях. С лежанки жарко натопленной печи внимательно глядели вниз немного испуганные, но любопытные глазенки внучки хозяина хаты — Танечки. Танечка знала эту женщину. Это была тетя Даша — машинистка немецкого штаба. Дед с утра говорил, что она, вроде бы, оказалась шпионкой.

Фельдфебель, что сидел за столом и что-то писал, на минуту вышел в сени и вернулся, держа в руках моток толстой витой веревки. Остановившись перед женщиной и не говоря ни слова, он размотал несколько витков. Демонстрируя, приподнял одной рукой веревку повыше, другой рукой провел сверху вниз вдоль размотанн…

Свадьба


Бондарь Александр

Cвадьба

(трагикомический фарс в одном действии).

«I do not believe that I am now dreaming but I cannot prove I am not»

Bertrand Russell.

Действующие лица:

Жених — приятный молодой человек, темноволосый, лет 25-ти.

Бизнесмен.

Невеста — очаровательная блондинка лет 20-ти. Студентка одного из московских вузов.

Брат невесты — молодой человек неопределённых занятий, лет 16-ти.

Отец невесты — пожилой мужчина с тяжёлым взглядом. Большой учёный.

Дед невесты — полуслепой и полуглухой старик с орденскими планками на груди. Передвигается по сцене тяжело, опираясь на палку. Ветеран второй мировой войны.

Пижон — молодой человек лет 25-ти. На нём тёмные брюки и светлый пиджак в клеточку, кепка, надвинутая на лоб. На левой щеке — шрам от ножа, долгий и довольно глубокий. Ходит по сцене, засунув руки в карманы. Во рту у него всегда торчит сигарета. Докурив одну, он зажигает следующую.

Света …

Сны Мертвого Города


Бондарь Александр

Сны Мертвого Города

Александр Бондарь

Сны Мертвого Города

Когда я смотрю ночью на этот город, когда вижу застывшие силуэты многоэтажек, когда представляю себе спящие мостовые затерявшихся в темноте улиц, я думаю о том, какие сны видят сейчас неподвижные камни, сколько разных историй прячут в себе мертвые стены домов, и сколько знают всего эти холодные булыжники умершего до утра города. И когда прислушиваюсь к неясному шепоту листьев, мне начинает казаться, что я уже разбираю слова и передо мною, словно на пустой сцене когда-то заброшенного театра, проходят забытые тени — образы людей, давно уже не живущих.

Темнеет здесь рано. Ночи в Североморске длинные — как смерть, как тунель, из которого никогда не выбраться. Вечер начинается раньше, утро приходит позже. Ночью кажется, что оно не придет никогда.

…Нога, обутая в тяжелый армейский сапог, пнула Андрея в лицо. Радуев — здоровенный чеченец, из старослужащих, наступил ему сапо…