Паломничество жонглера


Владимир АРЕНЕВ

ПАЛОМНИЧЕСТВО ЖОНГЛЕРА

Поверх формата, или

Запомните это имя: Владимир Аренев

1

Как написать хорошую и популярную книгу — вот вопрос вопросов! На чем сосредоточиться — на привычном или на необыкновенном, на сюжете или на языке, на идеях или на действии? Куда податься молодому писателю, если в нем бурлят-кипят слова и предложения и всякий свободный час хочется употребить с пользою — написать роман, какого еще не было, но непременно в традиции развлекательного чтения?

Рецепт кажется простым: нужно придумать новый мир — обозначить некое место действия, присочинить соответствующий антураж, скупо, но решительно описать пару-тройку героев, измыслить, сколько хватит ума и образования, некий новояз — и дело пошло. Русский язык стилизуется не пойми подо что, и в результате город Урюпинск становится, к примеру, государством Брамапахутрия, а герой Вася Иванов превращается в доблестного рыцаря Жумумбу Дилюлямбского. Главное, чтобы никто не опознал ре…

Отчаяние драконов


Владимир Аренев

Отчаяние драконов

ПРЕЛЮДИЯ

Все во Вселенной взаимосвязанно, и иногда незначительное событие в одном мире становится причиной гибели другого. Бывает, взмах комариного крыла приносит кому-то смерть, а кому-то — жизнь. От чего это зависит? С чего начинается?

Нам не дано знать.

Почти не дано.

Помните: «В начале было Слово»?

Но кто может с уверенностью сказать, что есть Слово? и что есть Мысль? и способен ли кто-то сказать, когда Мысль рождает материальное? и рождает ли?

Да или нет?

Кто ответит?

И кто ответит, можно ли уловить то мгновение, когда Слово перестает быть Словом и становится вещью? живым существом? целым миром? когда оно становится тобой?

И почему?

«Почему?»

Потому, что все во Вселенной взаимосвязано.

…А может, просто где-то взмахнул крылом комар.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. УЛЕТЕТЬ С ДРАКОНОМ

— Сначала мне показалось даже, что я заболел.

Но теперь я знаю: я прежний. Измени…

Охота на героя


Владимир Аренев

Охота на героя

Данное художественное произведение распространяется в электронной форме с ведома и согласия владельца авторских прав на некоммерческой основе при условии сохранения целостности и неизменности текста, включая сохранение настоящего уведомления. Любое коммерческое использование настоящего текста без ведома и прямого согласия владельца авторских прав НЕ ДОПУСКАЕТСЯ.

По вопросам коммерческого использования данного произведения обращайтесь к владельцу авторских прав по следующему адресу:

Internet: [email protected]
/* */

Тел. (044)-440-54-95

Примечание. Цикл «Летописи Ниса» изначально задуман как несколько романов, весьма относительно связанных между собой. Из-за большого объема первый роман (авт. название — «Герой порванных времен») был выпущен в двух книгах: «Отчаяние драконов» и «Охота на героя», объединенных издательством в дилогию «Черный искатель смерти». Соответственно, нумерация глав в «Охоте» б…

Немой учитель


Владимир Аренев

Немой учитель

Часть первая

Парило уже дней шесть; город ждал дождя, а унылые ватные тучи все никак не могли разродиться влагой.

Крестьяне недовольно зыркали на натянутую холстину неба и проклинали Дьявола, который украл дождь. Небу, впрочем, было все равно.

Зеленые побеги на огородах стали вялыми. Их листья обреченно опускались вниз, и от окончательного высыхания спасали только постоянные перебежки между колодцем и грядками — а много ли так набегаешь? Крестьяне косились на пыльные городские стены, на высокую красную башню с извивающимся на ветру — когда и ветра-то нету, словно на зло поникшим листьям — вымпелом, и тяжело вздыхали: «Праздник, вишь, у Короля. И то верно: что ему до наших забот? сынок вон вырос, надобно ему таперича учителя сыскать — такого, чтобы и на мечах прынца обучить мог, и манерам, и прочему высочайшему мастерству. Так что, стало быть, в одночасье празднует и подумывает о наставнике».

Но долго вздыхать времени …

На приезжих гладиаторов


Владимир Аренев

На приезжих гладиаторов

На-Фаул, главный царский советник

Стучат. Да как нагло! Простите, сударыня, нам придется прерваться.

— Кто там?! И за каким бесом?

— Главного царского советника — к царю.

Ишь, шельма, как дипломатически сообщает. Понавострились…

— Иду уже.

— Велено — чтоб немедля.

Ну штаны-то я натянуть имею право?

— Сейчас!

Одеваюсь, прикрываю одеялом застывшую на полувдохе дамочку, развожу руками: знала, в чью постель лезла. Ничего, пускай привыкает.

За дверью стоит Ард-Лигер, из личной царской стражи. Хмурит брови и повторяет все то же:

— Царь ждет. Срочно.

Я ведь знал, что просто так это не пройдет. Что именно? Ну, мало ли есть у главного царского советника тайн и секретиков — сейчас выяснится, что именно.

Мы идем по коридору, и я привычно привожу свое лицо в состояние боевой готовности: все мышцы расслаблены и недвижимы, как на скульптуре, но готовы моментально изобр…

Монетка на удачу


Владимир Аренев

Монетка на удачу

Впервые Борис Павлович Гуртовник пережил это еще в детстве, когда они с родителями отдыхали на Черном море и пришло время уезжать. Вот тогда-то папа и сказал: «Если хочешь вернуться, нужно бросить в море монетку, на удачу. Тогда — обязательно опять попадешь сюда». С этими словами папа достал свой кошелек — массивный, кожаный, напоминавший маленькому Боре книжку для гномов — а оттуда извлек 50-ти копеечный кругляш. «Бросай», — протянул монетку сыну. Боря размахнулся, представив себя на минуту древнегреческим спортсменом, метателем диска, и швырнул полтинник в воду.

В следующее мгновение произошло сразу два события. Во-первых, навстречу монетке выхлестнулась кипуче-яростная волна, словно море принимало дар. Во-вторых, когда 50-ти копеечный как раз взвился в воздух и уже готов был обрушиться в пенистую ладонь прибоя, — тогда Борису почудилось, что на миг монетка зависла в нимбе брызг, как будто чья-то рука подхватила ее, придержала, ра…

Круги на Земле


Владимир Аренев

Круги на Земле

Данное художественное произведение распространяется в электронной форме с ведома и согласия владельца авторских прав на некоммерческой основе при условии сохранения целостности и неизменности текста, включая сохранение настоящего уведомления. Любое коммерческое использование настоящего текста без ведома и прямого согласия владельца авторских прав НЕ ДОПУСКАЕТСЯ.

По вопросам коммерческого использования данного произведения обращайтесь к владельцу авторских прав по следующему адресу:

Internet: [email protected]
/* */ Тел. (044)-440-54-95

Владимир Пузий (АРЕНЕВ), 2000

ОТ АВТОРА

В создании каждой моей книги, вольно или невольно, берет участие огромное количество людей. С кого-то «пишется» персонаж, кто-то случайно оброненным словом подсказывает решение, казалось бы, нерешаемой проблемы. Но, наверное, никогда еще раньше, до работы над «Кругами», у меня не было столько терпеливых и мудрых помощников. Здесь я хо…

Карандаш с полустертой надписью


Владимир Аренев

Карандаш с полустертой надписью

Поезд уже полчаса как укачивает меня в своей прокуренной плацкартной колыбели. Я один, остальные три места пустуют. В боковушке — тоже никого.

Начинаю дремать, но вот на какой-то промежуточной станции являются попутчики. Здороваются со мной, распихивают сумки, садятся.

«Уфф!» «Уфф! Жарко сегодня!» «Ага!» Один — худой пожилой почти-старик в видавшем виды коричневом костюме, с тертой шляпой. Шляпу он кладет рядом с собой и некоторое время глядит в немытое окно. За окном — лес, лес, лес…

Второй — мужчина-здоровяк, из тех, что в любой компании становятся неиссякаемым источником энергии. Добродушен, простоват, но только на первый взгляд. Этот, отдышавшись, достает сумку, раскладывает на пластиковой столешнице припасы.

Почти-старик немного суетливо следует примеру здоровяка. Пытаются пригласить меня — (взбулькивает бутылочка домашнего, клацают, соприкасаясь со столешницей, неизменные вареные яйца) — я, пон…

Единственная дорога


Владимир Аренев

Единственная дорога

Человек был весь в пыли; пыль осела на нем, словно бархатистая кожица и не желала осыпаться. Я смотрел, как он идет ко мне, и выпускал к небу колечки дыма из своей старой трубки. Они получались идеально правильной формы: за столько лет тренировки, сколько их было у меня, можно научиться чему угодно, не только выпускать идеальные колечки дыма. Между прочим, на путников эти мои колечки производят благоприятное впечатление — люди сразу успокаиваются. Им почему-то кажется, что никто не стал бы так беззаботно сидеть на крыльце и коптить небо, если б тут было опасно.

Человек заметил меня не сразу. Наверное, за прошедшие годы мы с моей избушкой стали очень похожи и я уже кажусь не более, чем ее частью. Он шел, блуждая глазами по песчаным холмам и пошатываясь при каждом движении. Потом вскинул голову, увидел мой домик и замер, как охотничья собака, которая чует уток: весь вытянулся, и я даже подумал, что он сейчас подтянет одну из ног. Н…