Бычок-теоретик


«…Жили-были бык да корова, и был у них сыночек единственный – бычок Митрофанушка. Матушка в нём души не чаяла, оберегала, опекала и с первых дней его жизни уже ревновала к будущей снохе. Как подумает, что придёт пора сынку жениться, – замычит с тоски горестно, горючими слезами зальётся, так что молоко в вымени скисало…»

Blablakar, топор и абрикосы…


«Недавно была в гостях на Украине. Обычно пользуюсь маршруткой, перемещаясь на дальние расстояния, но в этот раз подруга заказала попутное такси на сайте blablacar. Для меня это что-то новое, незнакомое, и как всё неизведанное слегка насторожило. Но Оля быстро развеяла мои сомнения, рассказала, что последнее время только этим видом транспорта и пользуется – и удобнее и быстрее. Она зашла на сайт, забила нужное время, маршрут и сразу получила предложение, – в автомобиле Sitroen оказалось одно свободное место и мы его забронировали. Вскоре Оле перезвонил водитель и обещал забрать пассажира прямо из дома. Мы порадовались, что всё так быстро и удачно складывается и сели пить чай…»

Коза и благородный олень


«…Давненько чёрт наблюдал за оленем и удивлялся, как тому удаётся своего благородства в современном лесу не растерять, оставаться всегда воспитанным, деликатным и честным. Сказано – сделано. Встретились на горной тропинке олень и коза. Как только увидел олень смазливую мордашку козы, так без памяти и влюбился. А у козы на уме причёска да пенье – вот и всё уменье. Не прошло и полгода, как женился благородный олень на козе, сыграв пышную свадьбу…»

Одноклассники


Я сегодня случайно поймала себя на мысли, что наверно нет ни одной семьи, по которой бы не прошёлся какой-нибудь интернетовский сайт. И если не разрушил навсегда, или хотя бы на время отношения в семье, не пронёсся как тайфун, то точно задел, хотя бы по касательной и навис тёмной тучкой на чистом ещё вчера небосклоне семейных отношений. Очередной соблазн, под невинным названием «Одноклассники», искушение, не иначе, как придуманный сатаной, мало кого оставил безучастным…

Европейские каникулы


В Мюнхене гидом оказалась русская Ольга, бывшая жительница Питера. В автобусе они с Ниной сидели рядом, и так уж получилось, что чуть больше информации доставалось Нине, особенно информации о личной жизни женщины. Так журналистка узнала и порадовалась за Ольгу, что она живёт в самом престижном районе миллионеров, что недавно она сделала дорогую пластическую операцию…

Семь-я


Долгое время я была уверена, что родилась двадцать второго апреля, в начале второй половины прошлого века в маленьком дальневосточном городке на реке Уссури, названом в честь поэта Вяземского. Позже узнала, что поэт здесь ни при чём, а город назван именем Ореста Вяземского, начальника Управления по сооружению Уссурийской железной дороги. А ещё позже узнала, что родилась не двадцать второго апреля. И так всю жизнь – сначала я была в чём-то уверена, а потом разуверялась…

Глупая корова


Жила-была на свете корова. Звали её Серафима. У неё были большие добрые глаза и большое сердце. Всё остальное было, как у всех коров. Так повелось практически с младых копыт – Серафима не могла говорить слово «нет», и поэтому у неё было много друзей. Когда друзьям нужна была помощь, они шли к Серафиме. Всегда знали, что корова снимет с копыт единственные сабо или модную футболку, если подруге именно это позарез нужно…

Ремизов


До отправления поезда Симферополь – Москва оставалось минут семь. Я стояла на платформе и разглядывала пассажиров, пытаясь угадать их биографии. Рядом остановились перекурить две моложавые эффектные дамы. Одна, издали завидев приближавшуюся долговязую мужскую фигуру, оживлённо произнесла:

– Смотри, Ремизов идёт! Неужели в наш вагон? Вот это везение! Я так давно хочу с ним сблизиться!

– Так пойди к нему в отель горничной. Будешь его постель застилать – сблизишься. Он же в своём отеле и живёт, кажется…

Севиль


Эльвира уже в семь лет восстала против обычая одеваться одинаково и всячески подчеркивала свою индивидуальность. А уверенность в том, что сестра должна исчезнуть и Эльвира останется, наконец, одна, без глупой копии, которая оскорбляла ее своим существованием, пришла давно, еще при жизни их легендарного деда. Им было лет по шесть, когда Севиль заболела ветрянкой. Дед забрал Эльвиру к себе и отвлекал беспокойную шалунью героическими рассказами о войне. Дед и его брат-близнец попали на фронт безусыми юнцами за год до победы. В тот вечер дед рассказал внучке, как брат подорвался на мине и умер в муках у него на руках. «А у меня с того дня ни одной царапины, ни раны за всю жизнь. Я думаю, что удача, отпущенная при рождении нам двоим, перешла тогда ко мне, и я остался жить и за себя, и за брата», – закончил свое повествование дед. Он не узнал, как извращенно истолковала внучка его слова.

Эльвира решила тогда, что заболевшая Севиль обязательно должна умереть, и удивилась, когда сестра выздоровела. Но с тех пор она ждала, что когда-нибудь придет день, когда Севиль исчезнет и Эльвира будет пользоваться удачей и счастьем, отпущенным им двоим.

Договориться с тенью


Из экспозиции крымского художественного музея выкрадены шесть полотен немецкого художника Кингсховера-Гютлайна. Но самый продвинутый сыщик не догадается, кто заказчик и с какой целью совершено похищение. Грабители прошли мимо золотого фонда музея – бесценной иконы «Рождество Христово» работы учеников Рублёва и других, не менее ценных картин и взяли полотна малоизвестного автора, попавшие в музей после войны. Читателя ждёт захватывающий сюжет с тщательно выписанными нюансами людских отношений и судеб героев трёх поколений. Многоплановая ретроспектива в годы Великой Отечественной, искалеченные войной жизни остарбайтеров, вывезенных фашистами из Крыма и, конечно, красивая и весьма не простая история Большой Любви, ради которой совершаются подвиги, а иногда и преступления.