Фиолетовый снег


Подходя к стоянке радом с соседним от нашей школы домом, где я обычно бросаю на день свой маленький красный “марч”, я вспомнила второе сентября прошедшего года. В ярко-голубом осеннем небе светило радостное солнышко, и ни одна призрачно-белая тучка не омрачала моего хорошего настроения. То лето получилось насыщенным различными интересными поездками, и в родную школу я шла посвежевшая, загоревшая и не совсем собравшаяся с мыслями. И поэтому не обратившая особенного внимания на компанию из подростков обоего пола, привычно кучкующихся с сигаретами под ветками старой ивы, росшей недалеко от ворот. Их голоса вразнобой поздоровались со мной: — Светлана Васильевна, здрасьте!

 

Художник


Эта книга про Художника мне очень дорога. В ее содержание я вложила много выстраданных чувств и идей о человеческой жизни, о ее предназначенности и скрытом от самого человека смысле. Кто, ты, человек? Самостоятельная личность или бестолковая пешка в чужой игре? Настолько ли мы умны, как привыкли считать себя сами или просто марионетки с заложенным от рождения и превалирующим над всем инстинктом размножения? Мои герои, а их в этой книге целые семьи, также пытаются осмыслить свое предназначение, проходя через разные испытания с разными чувствами и конечным итогом. Умные они, или глуповатые, но я их очень нежно люблю и желаю счастья в том мире, который я так ясно видела. В котором они живут.

Художник. История вторая. Земля кланов


Приключенческое фэнтэзи. Покинув землю, давшую Иржи Измирскому жизнь, он возвращается на Родину своих предков. Стремясь к знаниям об устройстве мира, Иржи и Йожеф обретают новых друзей. Но коварные и трудноуловимые враги все равно идут по их следам.

Скошенная трава [СИ]


Огромный, ныне разрушенный город. Скрытое за плотными, низкими тучами солнце. Оставшиеся в живых выживают, как им позволяет слетевшая с катушек совесть. А под разрушенными гаражами на окраине, под защитой собак и огромной крапивы, живет группа подростков и детей, мечтающих о синем небе, звездах и любви.

Рубиновое сердце


Темная и очень странная мистическая история, которая приключилась с модным столичным художником и любимцем светских дам Иржи Измирским, заставляет внимательнее посмотреть на наш мир не только ярким солнечным днем, но и темными, бесконечно лунными ночами, когда древнее зло выходит на свою кровавую охоту…

Художник. История первая. Рубиновое сердце


Темная и очень странная мистическая история, которая приключилась с модным столичным художником и любимцем светских дам Иржи Измирским, заставляет внимательнее посмотреть на наш мир не только ярким солнечным днем, но и темными, бесконечно лунными ночами, когда древнее зло выходит на свою кровавую охоту…

Скошенная трава


Огромный, ныне разрушенный город. Скрытое за плотными, низкими тучами солнце. Оставшиеся в живых выживают, как им позволяет слетевшая с катушек совесть. А под разрушенными гаражами на окраине, под защитой собак и огромной крапивы, живет группа подростков и детей, мечтающих о синем небе, звездах и любви.

Помощница судьбы. Пенталогия


Уже немолодой и совсем некрасивой бывшей работнице банка, почувствовавшей на себе всю жесткость современных реалий, поступило неожиданное и выгодное предложение поработать на Ведомство Судьбы Ну разве от такого отказываются?

Папино письмо


Когда-то, в далеком 1988 году, на помощь Армении, пострадавшей от землетрясения, ехали на помощь русские люди… Мой отец тоже. Его путевые заметки в форме письма любимой жене предлагаются тем, кому интересен этот кусочек прошлого.